Париж без истерики

Пятница, 3 Август 2018, 1:41
Размещено в рубрике Конъюнктура и имеет 0 комментариев.

Пожалуй, самым невероятным впечатлением был салют над Эйфелевой в честь Дня штурма Бастилии (Французской революции) и победы Франции на ЧМ-18 в Москве. Залпов сто или может 200, ни один из рисунков не повторяется и притом каждый как сказка наяву: как калейдоскоп опоясывающих мигающих цветущих пятнистых вьющихся и еще бог знает каких феерверков одевали и раздевали башню, четко иллюстрируя характер транслируемой музыки — от классики до рока, включая конечно We're the Champions. Запечатлеть на телефон не получилось — места вокруг башни забивали заранее, мы глядели прямой эфир...

Одна мной уважаемая сотрудница Радио Свобода, большая умница либеральных (то бишь, нетроллеванных) взглядов и потому нормального космополитичного (то бишь, а-ля-Гозман) менталитета – как-то вскользь бросила… помнится, это было на инди-Гурьевской музтусовке, где попутно самопиарился ставленник кавказской мафии Кушинашвили… так вот она бросила фразу «Хочу в Париж. Ничего не надо – просто посидеть в уличном кафе за чашечкой кофе». Мне это затесалось, как чаще всего бывает с невинными фразами, и не бывает с упертым агитпропом или манерной рекламой. Фраза пополнила копилку «мечт» наряду с «Мне в Париж по делу срочно». Учитывая еще и фактор моей первой и роковой неразделенной любви к одной «француженке» — я и выбрался на пару недель именно в Париж, никаких гламурных Лазурных берегов и (хотя хотелось очень) никакой англофонской Бретани.

Парижанка Лиза на своем месте

Парижанка Лиза на своем месте

Интуиция подсказывала верно: с порастерянным словарным запасом и нулем практики этого второго инъязовского языка да еще и с прекрасным английским толка Тони Блэкберна – в Париже делать нечего. Пара моментов хождения по лезвию бритвы – была именно в силу этого рокового сочетания, ну а русский… русская диаспора четвертая по численности после испано-итальянцев и китайцев (англичан нету и духу!), им приходится пахать, как Папа Карло, они повсюду плюс вездесущие обделенные русо туристо, но русский (как и английский) французы соглашаются понимать только там, где вы заведомо хорошо заплатили за товар или услугу. Например, в лобби отеля Hyatt Regency, в частной овощной лавке или в магазине винила Boulinier на Сан-Мишель .

Такое случается на мосту царя Александра.

Такое случается на мосту царя Александра.

Все анекдоты про неприязнь французов к Англии верны, включая сюда и футбол – это была одна из причин безудержного веселья в выходе в финал и победе:  огромный бульвар Елисейских Полей, мэрию, площадь Согласия и Марсово Поле запрудили миллионы (да да!), которые практически не расходились эту тройку дней с парада Дня взятия Бастилии и вплоть до дня проезда колонны с возвращающимися футболистами. Никакого бития витрин и прочей тролль-чуши – люди пели Марсельезу, веселились, прочее конструктивное. Кстати, молодцом проявил себя на всех чествованиях президент Макрон:  дал ливню в Лужниках изрядно попортить  свой дорогой маренго-костюм (синий патриотичный цвет Франции, первый на флаге), хохотал над почти непристойной клоунадой Мбаппе у мэрии, открыто братался с фанатами (которые кстати в этот день брали автографы вовсе не у него) и произносил не речи, но речевки.  Нет, тролли, акрон не партийный интриган, также как Обама никогда не был чмо. Вешайте свою лапшу умствующим быкам.

На ладони - не город, а набор пироженных.

На ладони - не город, а набор пироженных.

Что поразило в этом торжестве – действительно имперский дух Франции и (бывших) колоний, когда последние хотят быть в содружестве наций и гордятся Францией, а не делают усиленно вид, от которого впору тошниться. Сие не умаляет вины афро-французов в беспощадном загрязнении среды, парижского метро в особенности, из-за чего Париж не тот, что у Дассена. Но эту и другие последствия  иммиграции французы встречают и третируют деловито, без истерики или эпатажа. К примеру, по вагонам ходят «сами мы не местные», а у Эйфелевой башни лохотронщики-латины играют в наперсток – но во-первых сие действительно отслеживается и пресекается полцией (видел!) , во-вторых  это вовсе не «же не манж па сис жур», а значительно куртуазнее. Негр вошел в наш вагон при гитаре, от дороговизны  которой  завидки берут – и оценив контингент, спел (легко, без надрыва) пару Криденсов на английском, собрав тройку 1-евровых монет (жена тоже дала, хоть я протестовал).  Мне прохожие неожиданно помогали тягать чемодан по крутым лестницам метро, очевидно жалея жену, которая была готова подхватить.  На такое способны люди только с неиспорченной социальной психикой.  Как и Европа в целом, Франция убедительно предстает перед гостем как общество открытых и равных возможностей.  Такое общество имеет нравственное и материальное право игнорировать хотя бы более успешную Англию с ее более организованным – но в сущности таким же – языком.

Помпиду, комната фантазийной геометрии - и никакой травки.

Помпиду, комната фантазийной геометрии - и никакой травки.

Уже в Москве я поймал себя на странном ощущении: вокруг была теперь  полностью понятная мне речь, но я бы уж лучше слушал полу-понятную французскую. Я далек от идеализации Франции: знакомая жены, давно офранцузившаяся, нам позавидовала, ведь она-то не может позволить себе путешествий с проживанием в апартаментах даже по сто за ночь. Но я точно знаю, что – сложись у меня иначе после Горбачева – вы бы покупали хайфай (и много чего иного)  марки «Елбаев и сыновья. Фабрике ан Франс».  Достаточно поглядеть, где ныне мои коллеги по Москоу Трибюн Энтони Луиса.

Читатель терпеливо добрался до места, где ему сообщат нечто поактуальней (пошкурнее), а именно: что ему может дать Франция в плане музыки и хай-фая. Окей, нравственные каноны побоку, да будет потребительский цинизм и пустые глаза, это должно понравиться троллям заодно.

Чьи это поля? - Маркиза де Карабаса. Да нет же, это Луи XIV, статуй которого у входа в Версальский дворец, отсюда не видать, и камера не в состоянии охватить всю ширь и величие этой Франции.

Чьи это поля? - Маркиза де Карабаса. Да нет же, это Луи XIV, статуй которого у входа в Версальский дворец, отсюда не видать, и камера не в состоянии охватить всю ширь и величие этой Франции.

На воскресном рынке (не поворачивается язык – сказать «блошиный») в Порт де Клиньянкор(т) можно убедиться, что японские для внутреннего рынка изыски красиво организованные проигрыватели винила в Европе не в чести, поскольку с их точки зрения заморачиваться понижающим трансом 220/110 в это бред, они не видят преимуществ в дополнительном колесе азимута тонарма или его боковой балансировке. Здесь в ходу винтажные Техниксы, Телефункены, Торенсы хороших номеров высокого хайфая на 220 в для Европы.  Цены однако запредельны (против моих же на авито): порядка 300 евро + пересыл из Франции порядка 100. У меня такого класса проигрыватель обойдется вам в 11000р.

На Сан-Мишель (латинский квартал) можно ухватить по евро старый винил французского шансона и эстрады, включая Матье, Ленормана, Беко и еще десятка менее раскрученных у нас имен. Комплексы перед англо-роком так сильны, что по евро идет и искомый у нас  Slade. Правда в двух шагах отсюда огромный музмагазин новья предлагает джентльменский набор (Цеппелин, Перпл, Битлз, Грандфанк, Кримзон, Пинки и т.д.) а также раритеты в 180-граммовых (не всегда тупых!) цифро-ремастерах по аж 35 евро.  Это на треть дороже, чем по миру. Если прикинуть, что за пару евро я купил в H&M недурной свитер, а за 5 – бутылку первоклассного порта, то вы понимаете…

Искусство - народу. Внутри Оперы так, снаружи не хуже по-своему.

Искусство - народу. Внутри Оперы так, снаружи не хуже по-своему.

CD и хайрез видео не снижаются с 5 евро, то есть совершенно нам неактуальны,  однако пиратских закачек и бесплатного стрима во Франции нет. А спрос на носители не спадает. Народ понимает качество и не ведется на агитпроп троллей от индустрии, т.к. и троллей там нет. Музпресса живет, как и жила всегда, отдельно от и-нета.

В смысле трат Париж и в особенности пригород Левалуа, где мы нашли апартаменты – это чума, все настолько дешево и качественно, одежда, продукты, вино. Очень дорогая только обувь – очевидно, виной сезон. Жена сказала, посетив уже H&M Москвы, что это просто разные непересекающиеся фирмы, представления и миры. Я даже не удивляюсь.  Я не верю в наш рок даже, вскормленный на Лианозовском пакетом молоке и пронизанный выхлопом 95-го бензина. Что мне может сказать такого, чего я не знаю и хотел бы узнать – тот же Цой или БГ! Не говоря уже об убогих Лигалайзах с Дэцелами.

Момент истины: я и Она. А куда же смотрели тролли, партком и лично генеральный провокатор Троицкий!.. ну вот, зачем я все опошлил?

Момент истины: я и Она. А куда же смотрели тролли, партком и лично генеральный провокатор Троицкий!.. ну вот, зачем я все опошлил?

Я настоятельно советую досужему читателю, собирающемуся во Францию, проштудировать ключевые моменты данного  «трэвелога», дабы не наступать на те же грабли. А пока в подборке фото – Париж как я его увидел. Кратко:  Версальский дворец и угодья это убедительная и благородная дань величию Франции, где на простор и перспективу работает каждая мелочь, не говоря о стереомузыке, если стоять по центру гигантской аллеи. Динамиков не видать (я специально выискивал в дебрях рощи по сторонам), все сделано умно, как бы поет само пространство…  На Эйфелевой мы с женой выпили шампанского (подлинного, а не газированной кислятины). Город расходится лучами улиц с четко выдержанным одеянием домов – белый низ, серый верх, и никаких идиотских вкраплений типа потягаться с Востоком, с Нью-Йорком, а может быть и с Марсом…  Есть мост Александра III и в Центре Помпиду русский авангард, с большим вкусом и тактом, без истерики же. Центр Помпиду оказался именно квинтэссенцией моей ментальности и мира – экспонаты с волнующей эстетикой и новым представлением времени и пространства, а не просто оголтелый авангард.

Фото миллионной и без дураков патриотичной толпы на Елисейских от Арки до Жоржа и небесный флаг в исполнении эскадрилии с где-то там Макроном среди раста из Французской Гвианы. Чествуют футбольную сборную Франции. Я предпочел завершить этим фото, а не пафосом Хайят отеля, не демократичной тусой у Оперы, не даже Мулен Ружем. Никакая насланная афро-имиграция, ничто вообще не грозит такому проявлению единства нации. Париж - он такой: всегда манящий, но отстраненный даже от выпускниц франко-отделения МГПИИЯ.

Фото миллионной и без дураков патриотичной толпы на Елисейских от Арки до Жоржа и небесный флаг в исполнении эскадрилии с где-то там Макроном среди раста из Французской Гвианы. Чествуют футбольную сборную Франции. Я предпочел завершить этим фото, а не пафосом Хайят отеля, не демократичной тусой у Оперы, не даже Мулен Ружем. Никакая насланная афро-имиграция, ничто вообще не грозит такому проявлению единства нации. Париж - он такой: всегда манящий, но отстраненный даже от выпускниц франко-отделения МГПИИЯ.

В принципе во многом, современное искусство (60-х) тут собранное отражает идеи Ауробиндо Гхоша, музыку Beatles/Revolver и оно все именно современно, прогрессивно, человечно и остроумно, чего остается лишь понапрасну желать агитпропу, рэпу, Орлу и Решке, Лианозовскому молоку, 95-му выхлопу и прочим горе-реалиям... Завершая на высокой ноте – мы не можем изменить наш мир, но должны сбрасывать периодически эту Матрицу через такие выезды.  Я еще раз убеждаюсь, что никакого особого пути у России нет, мы есть часть Европы и идем этим путем (отчасти, они неизбежно идут нашим). Китай это кошмар: китаянка однажды зашла в мужской туалет – не попутала, а просто не знала, зачем делить их.

Вы можете оставить комментарий на заметку.

Оставить комментарий или два

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)

You must read and type the 5 chars within 0..9 and A..F, and submit the form.

  

Oh no, I cannot read this. Please, generate a