ПРАВДА Vol.2

Пятница, 14 Август 2009, 18:58
Размещено в рубрике Hi-end аудио и имеет 0 комментариев.

«Этот альбом выпущен еще и на CD». Как часто вам доводится видеть, а лучше – иметь, такую надпись? Клиентам «Никитского 12» – все время.

20 баксов за идентичное переиздание Дилана на 180-граммовом виниле и 60 за «200-граммовый» джаз 50-х…По свидетельствам американских профессоров, исколесивших ломбарды и обанкротившиеся музмагазины глубинной Америки в поисках халявы (им не лень при годовом доходе 20.000 $) – это достаточно разумно. За полной халявой (от 10 и выше за диск) надо в Америку, надо знать хотя бы направление поиска, иметь вид на жительство – понятно, в общем. Здесь же есть шанс отхватить еще и раритет. Снова слово – профессору: современный винил (не как CD!) жестко ограничен по правам, территории и срокам распространения, после которых его надо либо расплавить (!), либо сбагрить из страны. Все торговцы в Америке занимаются вторым, отсюда феномен: проверяя по аукционам позицию, притараненную из «Никитского», вы в 7 случаях из 10 обнаруживаете ее коллекционный статус с соответсвующей ценой… Черт, хоть такое преимущество жизни в стране третьего мира.

На «том самом» форуме soundex.ru (я предупреждал! — YT) сказано: всякий винил имеет нелинейную природу АЧХ в виде спадающего холма или плоскогорья. Все попытки цифры (в том числе, и «мастеринговой» по современному винилу) прохилять так же или «лучше» — опростоволосились (корявый новояз использован для большей убедительности — YT). По двум причинам. А) Звук никогда не будет укладываться в прокрустово ложе спецификаций, как бы ни ворчали опытные звукорежи на audiopro.ru и Максим Лядов из iXBT. Б) Ухо, как верно, но тривиально отмечено, имеет нелинейное строение и вносит искажения (гармоники, новые тоны, выпадения, «биения» – назовите, чем угодно!), облегчающие «перемалывание и усвоение» звука нашим существом. А уж для чего так – не нашего ума дело. Винил дает в этом смысле идеальный материал для слуха – и это можно тоже только принять безоговорочно… или схоластически доказательно оспорить (см. любой «профильный» журнал и сайт, причем — постоянно!).

Значит, вопрос с превосходством винила и аналогового мастеринга над цифрой и оптическим диском вообще – закрыт в очередной, сотый раз. Важнее всего – свежая матрица, ранний оттиск с нее. Такие «свежие» оттиски (у «Никитского» других не бывает, все проверяется перед продажей!) звучат, словно вот-вот из ламповой студии. Ни малейших «потерь», выпадений или иных признаков десятилетий хранения «мастера». Это качество кажется почти невероятным, ведь JVC/MFSL-переиздание фестивалей Woodstock (2+3 LP) в начале 80-х уже звучало хуже, глуше, компрессированнее оригинального американского «Котильона» 1969-70 г.г. И сколько же там было внедрено передовых технологий для «аудиофильского улучшения»: замедленная скорость ленты на мастеринге, чистый «супервинил», возможно даже — цифровой ремастеринг через какой-нибудь прототип К2-интерфейса (хотя об этом – ни слова). На подходе тогда был CD, и аналоговая технология капитулировала полностью без даже попытки сопротивления – вот о чем кричит то переиздание. Все совершенно иначе, с точностью до наоборот, обстоит сегодня – вот о чем спокойно и веско заявляет коллекция у «Никитского», где вы найдете и оригинал, и переиздания разных эпох, но, пожалуй, ни одного компрометирующего оттиска вроде постыдного опыта MFSL. Самые лучшие здесь — полные оригиналы Universal из 45-очных «ипишек» и 25-cм «титанов» на 33 оборота. Даже если они изданы на 200-граммовом чернейшем виниле, уважение к их эпохе, эстетике и персонам настолько велико, что издатель ни словом не обмолвился о своей собственной роли, технологии, трудах по восстановлению или поискам нужной матрицы, воспроизведения оригинального конверта (в том числе, внутреннего!). Единственное, что вам говорит за ответственность и тяжесть кропотливого труда издателя – это общая аккуратность изделия. Вы берете в одну руку лучший оригинал в идеальном состоянии из соответствующей стопки (есть такая на «Никитском», есть!) – и берете в другую «Юниверсаловского» Брассанса 60-х. Интуиция немедленно сама определяет ценность: первый «винтажный» диск – это просто любопытная находка, а второй это уже подлинный «Роллекс»: массивен, увесист, блестит, как смоль и аккуратен вплоть до ручной гравировки индекса по «внутреннему» ободку. Вплоть до «зачеркнутой» надписи там же (кстати, я могу понять, когда автор матрицы оставляет там какой-нибудь прикольный message вроде «Porky’s», но так и не расшифровал индексы матрицы, говорящие о свежести оттиска! — YT).

Излишне утверждать, что такой современный винил звучит столь же гениально, как он сделан. Я откопал в гряде старых дисков вещь, которую знаю досконально, писал и слушал ее десятки раз на разных аппаратах (в том числе, в виде дорогого японского СD-издания) и уважаю (исполнителя, лейбл, эпоху, персон, дизайн, оформление, музыку, настроение, моду) безмерно. Это — в так называемом «нулевом» состоянии, революционное фолк-трио «Питер Пол и Мэри» Peter Paul & Mary / In The Wind / Warner Bros.,USA, 1972. Ставлю «грампластинку» на систему (система «Никитского», во главе с проигрывателем Verdier, оснащенным мострообразной студийной головой «Ортофон», описана здесь многократно, в соответсвующих разделах)… Хоть я и делаю поправку на одержимость хай-энд-виниловых дистрибьюторов «нейтральным звучанием», диск звучит для меня, словно впервые. Было ощущение, что десяток интересных крошечных «копеечек» (ультра-новый и экстра-эффективный демпфер для огромной комнаты!), прилепленных на боковые стены и даже на диффузоры французских излучателей(!), перестарались и ликвидировали, вместе с помещением, саму систему воспроизведения. Окей, ставлю 45-ку Стэна Гетца на массивном новом виниле Stan Getz / Spring Is Here / Concord, 2EP, USA. Тот, кто первым пустил про «искажения» на высокой скорости вращения при отклонении от оптимума угла слежения тонарма – прикусил бы язык, услышав не просто чистейший, но значительно более глубокий, динамичный и звонкий звук «сорокапятки». Притом, что пресловутая «нейтральность» и аналоговая «приятность» – как им положено. В «череду постоянных вибраций и скачкообразный характер звукоизвлечения» (согласно лабораторным измерениям сторонников цифрового сигнала) не хочется даже верить. Думать про CD (тем более, ставить диски и сопоставлять слуховые впечатления) – кажется сущей каторгой. А уж думать о том, что приходится возвращаться в мир CD и DVD – тем более. Измеряльщиков хочется послать далеко и надолго со всеми их форумами, формулами Котельникова, титулами и монографиями. Хочется думать, что цифровой код и бесконтактный сигнал и динамичный электро-поп – изобретение Доктора Зло, который ненавидит музыку. Оппонировать и аргументировать не хочется вообще… Есть ли у читателя идеал? Скажем, картина «Опять двойка», блюдо «сациви», «Первый концерт для фортепьяно с оркестром», Псковские угодья или там Новозеландская модель капитализма (мои идеалы известны – умолчу) ? Сколько надо заплатить, чтобы вы принялись системно аргументировать достоинства идеала? Уверены, что сможете вообще аргументировать? То-то…Правда никогда не бывает доказательной. Бывает только ложь.

Что меня поразило на «Никитском», где прежде я бывал исключительно ради железа? Доминирующий спрос на джаз 50-х и на всю архаичную эстетику предрассветной эпохи hi-fi. 2/3 винила – этот джаз, эти Коулмены Хокинсы и Лестеры Янги (не сами, но их выразители!), эти 45-ки гигантского размера (для снижения окаянных «искажений»), эти 1-2 вещи на стороне. Этот двойной альбом, чьи 10 треков размаханы на белоснежную упаковку с вшитой тетрадкой, где все тексты и аннотация набраны 16-м шрифтом! Не исключено, что скрепки в тетрадке промаркированы, как подкованы были лапки блохи в «Левше». Я попал в самое пекло, когда в пятницу вечером в «Никитский» пришли покупатели колонок. Они непременно искали архаику: широкополосные 40-ки (60-ки?) в 3-сантиметровом корпусе с неразъемным проводом (очевидно – не OFC, а скромно и со вкусом: audiophile grade copper). Новые проявления того же синдрома слуховой усталости от вездесущей динамики и бегства от «мира назойливой CD-мании» сразу в 1957 г. Клиенты обрели искомый звук и понимание в заглушенной системе «Никитского». Лично я вижу в виниле иной смысл, хотя тоже – мессию эпохи, освободителя от цифрового засилья и разоблачителя монотонных безмазовых новых рок-групп. Что именно – понятно всякому визитеру моего веб-СМИ. Удивительно, что AC/DC, U2 и артисты, от которых мне совсем нехорошо (и которые, как я думал, не существуют иначе, чем в мерзкой лягушачье-холодной цифре!) – они тоже существуют на виниле, и этот винил продается на «Никитском».

Винил объединяет в силу своего характера, который един для всех проявлений музыки, на всех системах, при разных ожиданиях, критериях и вкусах разных слушателей и просто владельцев этих дисков – новых, старых… даже альбома песен К.Никольского, который фирма DL Lota любовно издала в Штатах. Этот характер есть гибкость и непредсказуемость окраски грампластинки вообще при проигрывании иглой. В отличие от всякого оптического способа считывания и передачи сигнала (в том числе, по кабелю). Я могу поставить и подключить свои компоненты дома «левой ногой», как угодно. Могу нагородить многослойные подставки (гель+пружина+шарик) и заглушки. Могу подключить стабилизатор на 2000 VA. Могу взять советский проигрыватель «Вега». Могу – Verdier. Могу играть с темброблоком или отказаться от него. Могу ставить пластинку, могу – ее кассетную запись (только не CD-R!). Я перечислил лишь то, что сразу приходит на ум аудиофилу, сформированному винилом. Можно же больше. Можно вносить в систему море недорогих спонтанных мгновенных изменений. В каждом из этих случаев пластинка будет горазда на то, чего
никак не сможет цифровой диск, даже — глубоко симпатичный мне DVD-A.

Пластинка (независимо от своего состояния и качества записи!) будет ясно давать новую убедительную сцену и образность, которые вы сразу полюбите и удивитесь, как это раньше не додумались сделать именно так. Цифровой диск даст повод так думать лишь однажды в каждые 10 изменений, твикингов или апгрейдов. Еще важнее то, что «цифровой» твикинг – скоропортящийся капризный продукт. Винил же не может разонравиться, по определению. Он – как тот самый жизненный идеал, который вы вдруг чудесным образом заимели. Вы можете придти с работы домой измотанным, как угодно. Здесь идеал по меньшей мере так же кстати, как теплые тапки, любимая женщина (дите), душистая ванна (баня), бокал глинтвейна, лыжная пробежка (сноуборд), партия в шахматы… что там еще фигурирует в вашей системе «маленьких штучек и вечных ценностей»?

Ну и о цене – этой вечной занозе на пути к идеалу. Скажем, я не могу позволить себе систематическое приобретение на виниле всего, что хочу слышать регулярно... каждое утро и по нескольку раз на дню. Но если встречу в том же «Никитском» Matthews Southern Comfort / I’ve Lost You или PP&M / 500 Miles – меня не остановит никакое безденежье. Деньги можно подзаработать и после, черпая силы «с винила». Уже само присутствие в интерьере дома этой огромной твердой обложки придает комфорт, уверенность и спокойствие. Это ощущение должно быть знакомо хозяевам некастрированных котов и кошек…Прошло время, когда хоть каким фирменным винилом в товарном виде можно было отовариться из случайных источников или по сходной цене – на толкучке. Оторвать шикарное новое переиздание с лучшим звуком и прочной массой – тем более. Как и в случае с романтическими знакомствами, чудес не предвидится, и схема – определена. Вы идете в известные места (их не так много в вашем городе) и получаете то за то. Бонусные преимущества при покупке аудиофильского винила: индивидуальный подход продавца, возможность очень своеобразных заказов, никаких единообразных ценников и экспозиций, никаких запретов на распаковку и прослушку выборочных треков, абсолютная гарантия качества материала и носителя – в том числе и от девальвации, поскольку CD-пиратство сюда не распространяется. Конечно, нельзя отнести к «миру грампалстинки» безымянные оттиски ширпотреба, которые урки-кооператоры под ломанно-иностранными названиями лейблов выпускали с бывших государственных линий «Мелодии», перегоняя компакт-диски на пластмассу. После 15-летнего хранения нераспакованный тираж «Цепеллинов», «Слейдов» и «Вовы Синего» был выброшен в мусорный контейнер, что на Кисловском переулке, оттуда – на свалку, а с нее – может быть, на Горбушкину «встречу с коллекционерами грампластинок».

 

Джони Халидей мог бы так оценить не только свое выступление в «Олимпии» 2000 года, но и масштаб своего присутствия на «Никитском». Фото в центре — символическое (фактический набор позиций значительно лучше). Фото справа: Какие там 60-е? Трудно оставаться в трезвом уме, когда держишь в руках сольного Джеггера 90-х на виниле.

Ряд звукорежей на самой «Мелодии», и реже продукция фирмы, как-то еще отвечали мировому стандарту. Я бы не возражал против 180-граммового перевыпуска вечных ценностей вместо джаза Гараняна и всевозможных заданий нашим группам от Отделов Культуры ЦК КПСС и ВЛКСМ, что теперь выдаются за ретро. Наверно, и «Никитский» не отказался бы от настоящих откровений как то: Эдита Пьеха / Горечь, Аргонавты / Колдунья, Э.Горовец / Не то, чтобы да, Цветы / Трава-мурава, Лингва / Кумбайя. И те – курьез, никак не коллекционный материал.

Вы можете оставить комментарий на заметку.

Оставить комментарий или два

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)

You must read and type the 5 chars within 0..9 and A..F, and submit the form.

  

Oh no, I cannot read this. Please, generate a