Том Джонс: дежурный по миру

Четверг, 7 Октябрь 2010, 1:49
Размещено в рубрике Конъюнктура и имеет 0 комментариев.

Не успел я написать данную статью для журнала Стерео И Видео к предпоследнему альбому Джонса, как вот тебе очередные передряги психопата-владельца журнала и еще более новый альбом певца.

От автора

Хорошо, что последнему начхать на первого и на журнал… не думаю, что начхать на меня, его биографа… Эй, стукачи, кто там первым настучит хозяину и главреду про «пасквиль Елбаева» и получит свои шакальи подачки? А что, хотите сказать, что не настучат и не получат?  Однако, как прикажете относиться еще к изданию, заказывающему материал и не выполняющему обязательств?  Рассматривайте эту публикацию здесь как «шерсти клок с поганой овцы». Читателю же – как руководство. Фан-клубу – как повод выискать блох (уличить неточности, показать осведомленность). Лучше б журнал нормальный основали, артисты, где работать можно!

Предметно    

praiseand

Затмить, оттеснить на второй план, «сбросить с поезда» или хотя бы стать вровень с 70-летним динозавром Томом Джонсом не дано никому – в том числе и неплохим, но обреченным на местничество отечественным подражателям Серову и Лепсу. Впрочем, речь пойдет не о них. Пока подражатели ткут свое э-э-э… своеобразное «платье Бартеньева» из как бы шансона, как бы сов-эстрады и джонсовского истэблишмента 70-х – сам оригинал делает «ходы конем», зачастую неожиданно для самого себя.

На последнем альбоме с говорящим названием «Praise & Blame» (упрощенная полиграфия в CD-лицензии российского Юниверсал) Джонс заключает союз, поди, с обоими – Сатаной и Господом (Лордом). Он позирует, воздев свой (на сей раз мармонский) облик к предгрозовому небу возле провинциальной церкви. Увлекся ли Джонс всерьез и надолго амеро-негроидными госпелами и блюзами после съемок в недавнем соответствующем фильме Скорцезе – здесь для нас неважно. Любой может взять и – оплатив авторские – перепеть хоть всю фонотеку Конгресса США. Важно, что это тут – певец, который худо-бедно олицетворил, обожествил и практически присягнул совершенно иной культуре, Валлийской. Запад есть Запад, Восток есть Восток и вместе им – что? Вот именно. Джонс – изменник.

Это отчасти подразумевал раздраженный директор лейбла Island, грозя уволить всех, делавших запись альбома и не поставивших в известность. «Мы подписали долговременный контракт с мировым именем, рассчитывая на очередную Sex Bomb или Mama Told Me…, а не распев псалмов колоссальным тиражем», — громыхал босс, совершенно обескуражив знаменитость и виновника событий.

“What Good Am I?” Дилана, “Burning Hell” Хукера и совсем местные баллады о боге… плюс да продакшен не самого радостного персонажа Этана Джонса из Kings of Leon. Этан больше – надсмотрщик за каторжником Джонсом, в каждой песне затычка, на дуде игрец. Роль каторжанина или самобичеванца Джонс объял, как манну небесную. Он, пожалуй впервые в карьере, не дает слушателю ответов, не ведет «огнем души своей», но стенает, рвет и мечет. Благо бы, по поводу женщины. А то по поводу непонятно какого Него. Ни одной строки про Любовь, которая Есть Бог. От былого страстного англичанина остались лишь интонации и диапазон. Даже некий грандж находит себе место в аранжировках, и от этого еще тяжелее. Хочется привести куда более харизматичную строку из былого Джонса: «Если любить тебя грешно, то я не желаю быть праведным».

Если читатель полагает, что мое мнение разрешительно, то это не так. Зачастую как раз мое мнение есть мощный стимул для контр-мнения и контр-поступков моих читателей. И это хорошо! «Мне диск понравился, — сказала жена, послушав в машине. – По крайней мере, разнообразие, а что все одно и то же петь?» Еще бы – на наших дорогах «Благословляй и проклинай» самое оно.    

Из всех последних джонсовских, мне ближе “24 Hours”. Невероятно консервативный против нынешнего, альбом в свое время был расценен тоже как  новое слово.   

Между “24 Hours” и еще более ранним релизом пролегло 15 лет. До тех пор связь слушателя с Джонсом тянулась лет 40. Это заслуга и его гастролей, и сборников, благополучно «перелопачивающих» нестареющий материал. Как ни велик успех “24 Hours”, CD-сборник из «золотых запасов» компании Universal в серии Icons был востребован ничуть не менее.

Секрет неугасающего интереса рынка – в последовательности и преемственности, которую Джонс соблюдал после досадной утраты инициативы, допущенной им во второй половине 70-х. Соблюдал – и вот сменил курс на нынешнем альбоме. Впрочем, нельзя предрекать, когда дело касается доходного дела. Касательно однажды выбранного игривого кредо супергероя, Джонс заявил. «Я поддерживаю мужественный тембр и оперную силу своего вокала, хотя бы из уважения к песенным традициям родного Уэльса, где моя популярность особенно сильна. Зетем я придирчиво отбираю бас-гитаристов для записей и турне. У меня бас-гитаре не дозволено вести или играть собственную мелодию, как это принято в джаз-фанке. Эстрадой 60-х басу предназначено подкреплять барабаны, облагораживать и разнообразить бочку-барабан».

JonesTomЭтот подход отвечает корневым эстрадным жанрам образца 60-х — биг-биту и белому (голубоглазому) ритм-н-блюзу. Сколько бы воды ни утекло, эта манера не утрачивает ни магнетизма, ни аутентики, ни технической виртуозности, ни свежести, ни благородства. Ее столпы незыблемы даже после своего ухода: Пресли, Синатра, Дин Мартин и даже Валерий Ободзинский и Дин Рид. Том Джонс взял за правило — искусно примирять «дерзкие и наглые» поветрия с этой самой консервативной «нетленкой». Притом тонко демонстрируя несостоятельность первого фактора и мощное очарование последнего.

Переслушав повнимательное «Praise & Blame», мы можем понять, что это все тот же певец, которого ценили за эпический симфонизм баллад и жаркую медь (“Hold On”). Просто тут они замутнены «опиумом для народа» и чуть тронуты тлей хард-кора. Что касается гибельной для всякого супермена тематики «осеннего возраста», то будучи автором, Джонс обходится с тематикой куда галантнее, по-джентльменски, нежели Джон Ли Хукер.  

Людям нравится его оптимизм, тонкий незлобный юмор и легкая издевка. О да, тут их немного. Вернее, Джонс их не показал. Но всем понятно: если нынешние времена, события и нравы принимать всерьез, то можно повеситься. Джонс ничуть не жертвует имиджем и убедительностью, поскольку опирается на «реальные ценности», о которых отчасти рассказал выше. Дерзким и наглым (и излишне серьезным) конкурентам Джонса попросту нечем крыть, поскольку тонкостям игры те не обучены – не было учителей и формирующей эпохи 60-х. У Джонса она была. Поэтому ему карты в руки, будь то славословие или проклятье.

Автор статьи вынужден просить читателя о снисхождении. Фигура Тома Джонса столь многозначна, что хронологией событий лучше пренебречь с целью ее наилучшего раскрытия. Итак, о 60-х. Как водилось в те времена, талант вышел недоучкой и перепробовал подсобные работы, в том числе и на шахте прежде, чем придти в студию и попасть на диск. Ум слушателя, пережившего цыганские рыдания, кадансы и оперный тремор этой луженой глотки (плюс не иначе как одержимая оркестровка) — отказывался принять сей бесхитростный бэкграунд. Будь то откровенная “Pussicat”, битловская “Hey Jude” или батальная “Riders In The Sky”, Джонс творил с материалом нечто невообразимое, даже по сегодняшним меркам. Он наделял материал таким животным шармом, что вам хватало впечатлений и пересудов на неделю вперед. Посему неудивительны легенды, оплетавшие простецкую биографию, словно вьюн – никазистый домик.

Менял ли юный Джонс у пластического хирурга не самые мужественные (прямо скажем) черты лица? Сегодня этому нет документального подтверждения. Имел ли в зените славы связь с Мисс Мира-73? Ну, положим – однако же не расстался с женой Лаурой. И вообще, не заимствовал ли некто Том Скотт более зычное имя Джонс из одноименного классического романа писателя Филдинга? Здесь ясно: Томас Джонс Вудворд, 1940 года рождения, уроженец г.Понтипридд в Южном Уэльсе не читал Филдинга. Он взял себе псевдоним Томми Скотт для пробных выступлений с группой The Senators, от которой остались лишь коллекционные демо-записи. Уже в 1964 году певец фигурирует под родным (то есть Том Джонс) именем.

Джонс начал путь на Decca Records со шлягеров бомбового ритма и почти непристойного содержания: «Chills Аnd Fever», «It's Not Unusual». Модные в то время пиратские радиостанции поначалу эксклюзивно «смаковали клубничку», но официоз вскоре узрел в песнях Джонса то же, что кинопрокат в личине Дж.Бонда. Героя нашего времени. Англия раскрыла Тому свои объятия. Мир отдался ему еще более самозабвенно.    

В 1965-м Джонс реализует право исполнить тему к очередному «Джеймсу Бонду» и получает первую Grammy как «лучший новый» артист. Далее он превращается в безотказную машину гипнотичных гимнов для всех благопристойных граждан в разных концах мира: «Green, Green Grass of Home» (1966), «I'm Coming Home» (1967), «Delilah» (1968). «Help Yourself» (1968), «Without Love» (1969), «Daughter Of Darkness» (1970), «She's A Lady» (1971). Именно с этими песнями, а не с The Beatles или Rolling Stones, люди связывают свое человеческое счастье, роскошь свободной любви и открытого общения. В них они читают напутствие куда яснее, чем в Библии.

Небольшое лирическое отступление. Наша кинозвезда Васильева публично счастлива – и ей можно верить – бросив нудную сцену и тупое (за исключением образа и песни помещицы в «Бумбараше») кино, обретя Гуру в ближайшем районном батюшке, стабильность в нехитром и тупом культе церковного смирения, кредо в не бог весть каких рассказках и книжецах со крестом. Ну да. По той же логике, как Харрисон преклонялся перед любым прокаженным с улиц Дакки, а Синатра, Кеннеди. Мерлин Монро тоже лихорадочно творили своего кумира… и я не удивлюсь, что я есть кумир и Гуру (я и есть) для многих, так же как, впрочем, урод и невежда для форумчанина Медведева (никакого отношения!) на старом форуме Соловьева «Возвращение Рюрика». Невозможно жить идолом и кумиром, не позволяя себе слабости быть ведомым, в свою очередь. Вот почему я развенчан в своем ближнем кругу. Ведь у меня есть, ой есть идеалы – и они проскальзывают на это писчее пространство, если читать хорошо. Песни прежнего Тома Джонса – отчасти мой псалтырь. В них многие ответы и методики отношений в обществе. В них опора в трудную минуту. Скорее всего, Рид, Миллз (кто там писал и продюсировал классику Джонса) не подозревали о мессианстве такой силы. Но оно есть! Мне жаль, что Васильева открыла двуличного или недалекого батюшку в рясе вместо или до Джонса. Ей было б так лучше. С ее-то энигмой.      

Что тврилось на концертах того самого Джонса «живьем» – сегодня не расскажет ни один DVD. Джонс cтал абсолютным английским двойником Пресли, недаром оба отметились  схожими (по феноменальному накалу страстей) выступлениями в Лас-Вегасе, обоим экзальтированные фемины вешались на шею, ну а в Джонса дамы недвусмысленно швыряли нижнее белье и ключи от номеров. Эти моменты запечатлены в альбомах «Live At The Talk Of The Town» (1967), «Live In Las Vegas At The Flamingo» (1969), «At Caesar’s Palace» (1971).

В США Джонс приобретает вкус к глобальному маркетингу и все чаще прибегает к «американским» ходам, куда можно отнести и его звездное телешоу 'This is Tom Jones' (по аналогии с шоу Джонни Кэша). В 1974-м он перебирается в Лос-Анджелес, в особняк, купленный у Дииа Мартина. Порывание с корянми ему не прощается. После хита 'Till' (1974) следует вереница бессмысленных релизов (причины исследованы выше), Тем паче, что панк объявляет войну «благопристойной предсказуемости» в музыке и готовит почву для диско и новой волны – двух вопиюще антимузыкальных и крайне деструктивных зараз. Джонс пропускает и этот «поезд», а затем совершает еще одну оплошность — беспомощную запись «The Country Side Of Tom Jones» (1985).

Звезда Джонса на время закатилась, поскольу он упустил исключительно выигрышный аранжемент, составивший чуть ли не половину очарования ранних альбомов. Запись «Matador — The Musical Life Of El Cordorbes» (1987) на время помещает Джонса в дружественную оперно-симфоническую среду, но его участие в мюзикле дозировано, а маркетинг релиза не выстроен. Сегодня это самая редкая позиция в дискографии певца. Так или иначе, Джонс берет себя в руки, мобилизует резервы и устраивает амбициозное «возвращение» с синкопированной версией фанк-номера Принца 'Kiss', которую сначала пробует на телешоу, а затем в электропоп-сопровождении культовой The Art Of Noise. Парадокс состоит в том, что, отталкиваясь от своего кредо, Джонс недурно встроился в чуждую ему эстетику «отморозков», постепенно обрастая командой, которая в одно время включала холодных профессионалов Джеффа Линна и Тревора Хорна. 

На вручнии  Brit Awards-1998 он вспоминает себя прежнего, феноменально отрабатывая «Land of 1000 Dances» с Робби Вильямсом, который тоже включен в эстетику 60-х. Джонс толкует успешный опыт по-своему и предпринимает проект, которому суждено кассовое будущее: альбом дуэтов с «отморозками» разного калибра 'Reload'. Продавшись в 4 млн экземпляров, «дуэты» дают повод другим «динозаврам» обеспокоиться схожими собственными проектами.

Истосковавшись по как-никак человеческой эстраде, слушатель рад и такому сотрудничеству как «Tom Jones And Jools Holland» (2004). Посредственный пианист Джулс Холланд обесточил заряд, свойственный Джонсу. Еще хуже  альбом с Вайклиф Джином 'Mr Jones' (2003), поскольку хип-хоп как жанр исключает талантливость, разменивая ее на эпатаж. При всем том, компромиссное сотрудничество Джонса с отморозками по-своему любопытно и где-то музыкально. Оно безусловно обгоняет холодный эрзац, по чьей-то злой воле заполонивший музыкальный рынок в новом веке.

Индустрия рада приветствовать воскресшую «живую легенду», правда, сегодня  это уже похоже на объятия Cнежной Королевы. Куда ценнее признание его соотечественников. Заслуги Джонса отмечены, как и у его прообраза Джеймса Бонда — вручением ему Ордена Британской Империи в 99-м и пожалованием рыцарского титула в 2006-м. 

Этот статус Джонс воплотил на новом альбоме. Его вокал раскатист, разумеется  не несет ни капли прежней похоти. В последние годы он вообще – если и воспевает отношения полов – то посвящая жене Лауре.

Ощущается, что Джонс держит дверь открытой и для аранжировки, манеры 60-х/начала 70-х. Разумеется, придется снова апеллировать к альбому “Hours”: «The Road» недвусмысленно перекливется с “Love Was Good To Me” (альбом «I Who Have Nothing»). В целом же калибр материала сопоставим с менее амбициозной частью дискографии певца: «From The Heart» (1966), «Close Up» (1972).

tom-jonesАльбомы нового века – подтверждение возвращения Джонса во всем его великолепии... или почти так. Это отрадно тем более, что многие поставили на певце крест еще во времена выхода «The Body And Soul Of Tom Jones» (1973) и  «Memorieas Don’t Leave» (1975). Не имеет значения, что нынче Джонс привлекает отморозков как члены U2, а то и перепевает не лучшие архивы не лучшей группы 60-х The Shondells. В каждом новом альбоме «Джонса нулевых и десятых» проступает его новое интересное лицо. Он принципиально доказывает свою живучесть на эстраде, остроумно заявляя: «Я снова открываю лавку и посмотрю, кто войдет в дверь.»

Вы можете оставить комментарий на заметку.

Оставить комментарий или два

This is a captcha-picture. It is used to prevent mass-access by robots. (see: www.captcha.net)

You must read and type the 5 chars within 0..9 and A..F, and submit the form.

  

Oh no, I cannot read this. Please, generate a